Российская правоприменительная практика ориентирована на нормативные акты, а не на общие принципы права. Содержание правовых принципов не определяет ни сущности решений, ни их аргументации. Обеспечение единства в правоприменении на основе «диктатуры закона» этого и не предполагает, поскольку ориентировано на букву нормативного текста.

Предположение, что текст закона при его буквальном прочтении может и должен приводить к правильному и единообразному правоприменению, нереалистично. Такой подход, с одной стороны, освобождает от выявления в законе правового содержания, а с другой – не может устранить несистемность законодательного регулирования. В силу этого привычный нормативистский подход, требующий связанности судьи именно текстом нормы, а не выявленным ее правовым смыслом, может приводить к непредсказуемым судебным решениям. Но и достигнутое единство судебного правоприменения – не однозначно положительная его характеристика, так как адекватность закону, его духу и букве не доказывается большим количеством совпадений судебных позиций.